UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/myagko_stelet.htm

Трамп и Израиль: мягко стелет, да жёстко спать
Михаэль ДОРФМАН, Нью-Йорк

Визит советника американского президента Джейсона Гринблатта на Ближний Восток заставляет пересмотреть сложившиеся представления о намерениях Дональда Трампа в отношении израильско-палестинского конфликта. Когда материал уже был в редакции пришло сообщение, что израильский премьер Биньямин Нетаньяху собирается дать ответ, и этот ответ не обрадует его правый электорат.

«Если бы я отвечал за сделку между израильтянами и палестинцами, то не стал слать сюда шмендриков-дипломатов и политиков, которым важно позировать перед камерами… Я бы взял тёртого сутягу по разводам из тех манхэттенских фирм, такого, по сравнению с которым израильские ястребы показались бы пацифистами, и он бы тут всё устроил как положено». Я помню, как это говорил нам где-то в начале 1993 года известный израильский юрист Яаков Нееман из адвокатской фирмы «Нееман, Фокс и Герцог», с которой у меня был контракт. Мы обедали небольшой компанией в «Кетоне» — одном из последних в хипстерском Тель-Авиве ресторанчиков традиционной восточноевропейской кухни. Там ещё можно было получить аутентичные цимэс и «бабушкин» печеночный паштет.

Советник Трампа Джейсон Гринблатт заявил, что приехал на Ближний Восток «слушать и учиться»

У всех в памяти ещё жива была история боевого самолета «Лави», которую вопреки желанию всего израильского военно-промышленного истеблишмента закрыли не пацифисты, а худенький американский религиозный еврей очень правых взглядов в большой черной ермолке — главный аудитор Пентагона Дов Закхейм.

Нееман знал, что говорил. За несколько лет до этого Сара Нетаньяху взяла его своим адвокатом по разводу, когда уличила мужа в супружеской измене. Развод так и не состоялся. Будущего премьер-министра Израиля заставили принять все условия. Его даже заставили пойти на телевидение, чтобы публично покаяться перед всем Израилем, пообещав больше никогда не изменять жене.

Тогда Биньямин Нетаньяху оценил мягкую, но смертельную хватку адвоката жены, и в 1996 году взял его в свой кабинет министром финансов, несмотря на то, что Нееман не имел независимой политической поддержки, а вернувшись к власти в 2009 году, назначил его министром юстиции.

За четыре дня Гринблатт сделал то, чего вся «индустрия мирного процесса» не делала долгих 25 лет.

Трамп посылает на Ближний Восток не одного, а сразу двух своих «тёртых» адвокатов «из тех манхэттенских фирм», которые не раз выручали его бизнес-империю в многочисленных конфликтах. Правда, оба они не по разводам. Сопредседателями президентского совета по израильско-палестинским делам назначены Джейсон Гринблатт (по недвижимости) и Дэйвид Фридман (по банкротству — самому сложному разделу корпоративного права). Известный своими правыми взглядами Фридман даже сравнил как-то либеральные еврейские организации с пособниками нацистов и давал деньги на проекты поселенцев в Элон-Море на контролируемых Израилем территориях. По сравнению с ним Нетаньяху казался пацифистом из движения «Мир сегодня».

Очевидно, Дональд Трамп не рассчитывает на экспертов из индустрии «мирного процесса», как не рассчитывал на экспертов-политологов и политтехнологов во время своей предвыборной кампании. Для работы с Россией он пригласил человека, который знает, как с ними вести дела, — бывшего главу ExxonMobil Рекса Тиллерсона, а не Хиллари Клинтон или Джона Керри. Для работы с израильтянами Трамп тоже не рассчитывает на долголетних экспертов и дипломатов, вроде назначенца обоих Клинтонов Дэнниса Росса. Во время президента Обамы Росс, назначенец Хиллари Клинтон, саботировал миротворческую миссию сенатора Джона Митчелла на Ближнем Востоке.

Пока кандидатура американского посла в Израиль Фридмана ожидает утверждения Сената, Гринблатт, не теряя времени, отправился на Ближний Восток. Накануне его визита, либеральная «Нью-Йорк Таймс» подвергла его уничижительной критике, мол, не имеет ни опыта в дипломатии, ни нужных качеств. Гринблатт заявил, что приехал «слушать и учиться». За четыре дня Гринблатт сделал то, чего вся «индустрия мирного процесса» не делала долгих 25 лет так называемого «мирного процесса». Он повидал куда больше, чем позволяли себе раньше официальные американские представители. Гринблатт встретился с мэрами двух еврейских поселений Одедом Ревиви и Йоси Даганом. До этого в Госдепе подобные встречи считались «некошерными». Левый сегмент социальных сетей взорвался, было, протестами, мол, «встречается с лидерами незаконных поселений». Однако вскоре уже правый сегмент недоумевал, что Гринблатт встречается с «террористами… и так называемыми палестинцами» в беженском лагере Джелазун возле Рамаллы. Раньше американские официальные лица не появлялись открыто в лагерях палестинских беженцев.

Накануне визита Гринблатт совещался с экспертами, занимавшимися ближневосточными делами при Обаме, а также с несколькими арабскими деятелями и бизнесменами, с которыми вёл дела в бизнесе Трампа. Гринблатт привёз с собой директора отдела Леванта, Израиля, Палестины и Египта в Совете национальной безопасности Яэль Лемперт. В Иерусалиме крепко надеялись, что «этой левачке» не найдётся места в новой администрации.

Гринблатт встречался с политиками, студентами, бизнесменами, иудейскими, мусульманскими и христианскими священнослужителями. Гринблатт курсировал между Тель-Авивом, Рамаллой, Вифлеемом, Амманом и Иерусалимом. За его твиттером следили во всём мире. В Иерусалиме он сделал снимок Стены Плача из йешивы (еврейское религиозное учебное заведение — прим. ред. SN) «Ха-Котель» (Стена Плача, ивр.), считавшейся администрациями Обамы и Буша экстремистской. Через пару часов он сфотографировал её с другой стороны — из дома палестинской семьи. «Мир и сосуществование не только возможны в этом экстраординарном городе, но уже существуют, и так было столетиями», — прокомментировал он свои фото в Твиттере. И проблема Иерусалима, куда более тяжёлая и запутанная, чем расширение еврейских поселений и палестинский терроризм, вдруг показалась не такой неразрешимой.

Гринблатт встречался с президентом Израиля Реувеном Ривлиным, с координатором израильской администрации на территориях генералом Йоавом Мордехаем. Аналогичные раунд встреч он провёл и на палестинской стороне, где дипломатично снимал с головы ермолку, которую носят религиозные иудеи.

«Вы меня ещё полюбите и сами будете удивляться, как это вы умудрились завести себя в тупик»…

Трамп сумел завоевать доверие правой израильской публики и правых сионистов в Америке, несмотря на то, что во время предвыборной кампании он говорил про Израиль далеко не однозначные вещи.

«Вы же не будете меня поддерживать потому, что мне нужны ваши деньги? — заявил Трамп на встрече кандидатов с ведущими республиканскими еврейскими меценатами. — Я вас всех знаю здесь… Вы же все в своей жизни много торговались».

Своё умение торговаться Трамп хвалит при каждом удобном случае. Его стандартный ответ на острые вопросы «как?» обычно состоит из уверения, что он «сядет с заинтересованными сторонами, и будет договариваться».

Под негодующее гудение зала Трамп ещё заявлял, что Израиль не заинтересован в соглашении. Ещё большей ересью показалось публике заявление, что надо одинаково относится к Израилю и палестинцам. Один правый еврейский функционер послал с той встречи твит: «Если это не антисемитизм, то что такое антисемитизм?»

«Сделайте мне одолжение, — обращался Трамп к негодующей аудитории еврейских толстосумов. — Просто успокойтесь. Вы меня ещё полюбите, и сами будете удивляться, как это вы умудрились завести себя в тупик.

Позже Трамп заявлял, что при его президентстве Израилю придётся платить за американскую помощь. Похоже, что он намерен сделать именно это. В Израиле опасаются, что Трамп имел виду не только соглашение с палестинцами, о котором Трамп говорил, но и военное вмешательство израильтян в сирийскую гражданскую войну, чего очень не хотели бы израильские военно-политические элиты. Хотя здесь есть и сторонники такого сценария. Недавно депутат Кнессета от «Сионистского лагеря», востоковед Ксения Светлова призвала Израиль вмешаться в войну на стороне сирийской оппозиции.

Однако по большей части Трамп озвучивал повестку, любезную ушам израильских правых, говорил о своей принявшей иудаизм дочери и рассыпался в комплиментах по поводу своей любви к Израилю и евреям. Если внимательно читать книги Трампа, и о том, как сделать хорошую сделку, и о том, как стать богатым, то вспоминается пословица: «Мягко стелет, да жестко спать».

 

Продолжение следует

 

Copyright©2017 UNIPRESS