UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/snayder.htm

Тимоти Снайдер о тирании
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

ON TYRANNY: Twenty Lessons from the Twentieth Century
By Timothy Snyder Tim Duggan Books. 128 pp.

 

Тимоти Снайдер писал книгу против Дональда Трампа, но вышло против всего американского общества, консерваторов и либералов.

В середине «лихих 90-х» мне довелось жить и работать в Москве. В 1996 году, в самый разгар «шоковой терапии», в России проходили перевыборы Ельцина на второй срок. Это были единственные выборы в истории РФ, которые проходили в два тура. Рейтинг президента был около 3%, однако в кругах «креативного класса» царил энтузиазм. Там на разные лады повторяли фразу ельцинского охранника Коржакова: «Власть не отдадим». Вооружившись черным пиаром и презрев профессиональную этику, российские журналисты мобилизовались на пропагандистскую войну.

Я был вхож в НТВ (тогда еще Гусинского), в ОРТ (тогда Березовского) и в другие сообщества, где создавалось российское общественное мнение. Я пытался объяснять коллегам, что они рубят сук, на котором сидят. Говорил, что их пропаганда ведет к выхолащиванию гражданских ценностей, к потере независимости и свободы прессы. Говорил, что власть неизбежно оценит их измену своей профессии и задавит свободу слова. В ответ они уверяли меня, что я ничего не понимаю, да и сам я порой чувствовал себя персонажем анекдота из жанра «приехал иностранец в Россию».

На самом деле, именно тогда закладывались основы нынешнего одиозного «киселевского телевидения».Тогда, под дружную и массированную пропаганду либеральных СМИ, шло выкорчевывание зачатков того самого среднего класса, который единственный мог стать основой истинной демократизации России. Поэтому, когда те же самые люди, которые в 1996 мобилизовались за Ельцина, в 2011 году вышли на Болотную, в России уже не было общества, способного обеспечить им массовую поддержку. Власть же оценила значение СМИ и просто забрала их себе.

Либералы в Америке, точно также мобилизовавшиеся за Хиллари Клинтон, пока еще не поняли, что живут, "под собою не чуя страны". Зато консервативные идеологи уже осознали, что после избрания  Дональда Трампа, «их» электорат отвернулся от них. Неоконсерватор Роберт Каган, еще недавно провозглашавший торжество глобализма, теперь разразился в «Вашингтон Пост» статьей «Как фашизм пришел в Америку».

Ему вторит бывший спичрайтер Буша и автор «оси зла» Дэйвид Фрум, широкими мазками описыващий в «Атлантик» картину конца либеральной Америки. Голосовать все сложней, самоцензура процветает, Конгресс покорен, политическая власть используется для собственного обогащения, правда становится все более и более туманной. Идет постепенное замещение свободы «не диктатом и насилием, а медленным, деморализующим процессом коррупции и обмана», - пишет он. А группа из более чем 200 исследователей Холокоста и еврейской истории опубликовала "открытое письмо", в котором сетует на хрупкость демократии и осуждает «агитаторов, которые на загривке Трампа пропагандируют свои ядовитые взгляды»: «Мы призываем всех честных американцев безоговорочно осудить язык ненависти, дискриминации и угроз».

Тимоти Снайдер тоже исследователь Холокоста, хотя и спорный. Много нападок вызвал его тезис о том, что невозможно понять Холокост, выдергивая его из общего контекста истории насилия в Восточной Европе 1910-1940х гг. (исторический истеблишмент увидел в этом покушение на концепцию исключительности Холокоста). Его новая книга «О тирании. 20 уроков из 20-го века» не предлагает никакой альтернативы пессимизму и унынию, господствующему сейчас в американских интеллектуальных элитах. В ней Снайдер пробует приложить свою историческую интуицию к происходящему в Америке сегодня, и критик «Вашингтон Пост» называет эту тонкую, карманного формата книжку, «наиболее заметным произведением нового сопротивления».

«Нынешние американцы не мудрее европейцев, которые в двадцатом веке наблюдали, как демократия уступает место фашизму, нацизму и коммунизму, - пишет Снайдер. - Нашим преимуществом является то, что мы можем извлечь уроки из их опыта». Снайдера выгодно отличает отсутствие пресловутого чувства национального превосходства, а то и богоизбранности, присущее большинству американских политических писателей и публицистов.

Снайдер пытается извлечь уроки из «будничной политики». Задолго до вторжения Гитлера в Австрию, рядовые австрийцы готовы были принять участие в аншлюсе, и местные нацисты загодя составляли списки евреев, чтобы завладеть их имуществом. «Готовность к повиновению – есть политическая трагедия», пишет Снайдер. Однако, именно готовность к повиновению воспитывает в американцах семья, школа и «корпоративная культура». На что же может рассчитывать общество, чья основа – бюрократические корпорации, самое тоталитарное учреждение Западной цивилизации?

Снайдер надеется на большую ответственность профессиональных элит - врачей, юристов, бизнесменов. Ведь даже самые демократические институты не способны защитить себя сами. «Трудно подорвать правовое государство без адвокатов или провести показательные процессы без судей, - пишет он. – Авторитаризму нужны послушные госслужащие, и начальники концлагерей ищут бизнесменов, заинтересованных в дешевой рабочей силе». Это как раз про корпоративные политико-бюрократические элиты венчурного капитализма, которые без стеснения практикуют аутсорсинг и даунграйдинг, а людей рассматривают, как ресурс или топливо. Так и произносится официально -  «человеческий ресурс».

«Тоталитаризм не появляется из ниоткуда и не становится всемогущим внезапно, – сказал Снайдер в своем радиоитервью. – Такого не бывает. Тоталитаризм начинается тогда, когда стирается грань между вашей публичной и личной жизнью. Если мы не можем обмениваться информацией с нашими друзьями, семьей или любимыми без опасения, что она будет обнародована, то значит у нас нет личной жизни. И если у нас нет частной жизни, то в действительности мы не свободные люди». Речь шла об утечке и последующей публикации переписки Хиллари Клинтон и функционеров Демпартии, однако это же касается и раскрытой Эдвардом Снуоденом чудовищной системы тотальной слежки, санкционированной президентами Бушем и Обамой. 

«Мы должны понимать историю, потому что фашизм начинался с отрешения от реальности,- напоминает Снайдер. - Фашизм утверждал, что факты не имеют отношения к делу. Все, что имеет значение - это впечатления, эмоции и мифы». Однако, культивацией чувств и эмоций вот уже полвека занимается самый эффективный в мире американский маркетиг, и вместе с ним всевозможные левые и правые, либеральные и консервативные, расовые, гендерные, национальные и конфессиональные политики. Американские студенты в элитных либеральных вузах, добивающиеся увольнения профессоров и всяческого ограничения свободы слова, мало чем отличаются от религиозных консерваторов, борющихся против «оскорбления чувств верующих».

– Спускаясь из мира фактов в мир эмоций, первым делом создается альтернативная реальность, которая не соответствует действительности, – говорил Снайдер на встрече с читателями. – Независимо от того, являетесь ли вы российскими СМИ или Брейтбарт (право-радикально интернет издание, поддерживавшее Трампа. - МД). А дальше нам заявляют, что все мы одним миром мазаны. Это такой особый сорт цинизма, который утверждает, что доверять нельзя никому, потому что все преследуют корыстные интересы, у каждого своя доля в игре. И затем, когда эта вера распространяется в обществе, мы вдруг находим себя в мире, который созрел для тоталитаризма.

Снайдер предостерегает от опасности использования патриотических лозунгов и бессмысленного повторения политических конструктов. «Когда мы повторяем слова и фразы, транслируемые СМИ, то допускаем сужение словарного запаса и мыслкй, что только на руку «сильному лидеру»». «Придумай свой собственный способ говорить!», – советует он читателю. И уж совсем революционным для навязчиво влюбленной в электронные гаджеты Америки звучит призыв Снайдера: «Выбросите ваши экраны и окружите себя книгами…Персонажи Орвелла и Бредбери не имели такой возможности, но мы с вами пока на это способны».

В книжке есть советы, новые для американцев, но хорошо известные европейцам и россиянам. Они все уже прошли в ХХ веке, в очередной раз проходят это и сейчас. «Остерегайтесь символов лояльности - будь то наклейка или повязка, или даже кепка, какими бы они ни казались безвредными... Когда все следуют одинаковой логике и общество покрывается символами лояльности, тогда сопротивление становится невозможным». «Язык Гитлера отвергал легитимность оппозиции. Под словами «народ», «люди» подразумевались не все, а только лишь некоторые. Споры, столкновение мнений всегда изображались, как война. Любая попытка свободных людей понять мир по-своему считалась диффамацией и клеветой на лидера».

Подобно советским людям, верившим в общественный прогресс, американцы, особенно молодежь, тоже воспитаны в вере. Они верят, что свободный рынок толкает историю в правильном направлении. Победа Трампа шокировала многих, и не только рационально мыслящих, но и тех, кто верит в эмоции и полагается на всемогущество рефлексии «оскорбленных чувств». Снайдер предполагает, что от привычного «всё будет хорошо», американское общество может качнуться в другую сторону, решив для себя, что теперь все стало «очень плохо».

«После «холодной войны» нас увлекала «политика неизбежности», представление о том, что история уже закончилась победой либеральной демократии.

Мы потеряли бдительность и теперь переходим к «политике вечности», для которой наше прошлое представляется огромным туманным двором, заполненным малопонятными памятниками национальной жертвенности. Неизбежность была как кома, вечность - это как гипноз... Путь наименьшего сопротивления ведет от неизбежности к вечности». «Опасность, с которой мы сейчас столкнулись, это переход от наивной и аморальной демократической республики к запутанной и циничной фашистской олигархии», - заключает Снайдер.

История складывается из того, что каждый из нас делает на своем месте. У нынешних двадцатилетних американцев есть шанс стать поколением, которое изменит историю. Однако, среди прочих советов, которые дает Снайдер, есть один зловеще краткий: «Позаботьтесь о том, чтобы у вас и вашей семьи были заграничные паспорта».

 

Copyright©2017 UNIPRESS