Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Выборы состоялись. Что дальше?..
Илья Трейгер

Что ж, промежуточные парламентские выборы в США состоялись, причем с ожидаемым результатом – контроль над Конгрессом перешел к Демократической партии. И что же дальше?

Негативный в целом прогноз вытекает из заявления Нэнси Пелоси, возможно нового спикера парламента. Она заявила, что действующей администрации следует готовиться к серьезным проблемам, связанным, прежде всего, с предстоящими расследованиями нарушений американской Конституции администрацией Джорджа Буша. Уже сам факт демократического большинства в Конгрессе означает, что законодательные инициативы действующего президента имеют существенно меньше шансов на прохождение. Если же затеваются еще и расследования нарушений закона со стороны правительства, то это правительство вынуждено будет работать на эти расследования, а не на процесс управления государством. Скорее всего, правительство Буша теряет при этом практическую возможность управлять государством. А кто будет им управлять? – Непонятно. Впрочем, все это лишь общие слова, а "из зала нам кричат – давай подробности!" Итак, с подробностями...

Как сообщает 8 ноября Лента.Ру со ссылкой на Reuters, Президент США Джордж Буш разочарован поражением своей партии на выборах в Палату представителей Конгресса. По утверждению пресс-секретаря Белого дома Тони Сноу (Tony Snow), итоги выборов оказались неожиданными для администрации. "Но, с другой стороны, это дает нам возможность проверить готовность демократов, которые потратили столько времени на критику действий президента, взять на себя ответственность за решение многих проблем", - сказал Сноу.

Для всех итог этих выборов был ясен, и только для администрации Буша он оказался неожиданным. Не сработали уверения Дика Чейни в том, что результаты опросов общественного мнения в принципе недостоверны и доверия не заслуживают. Оказалось, однако, что вполне заслуживают. И еще оказалось, что действующая администрация не компетентна даже в оценке внутриполитической ситуации в собственной стране. Все, что делалось этой администрацией с момента прихода к власти Д. Буша, не принесло Америке ничего, кроме вреда. И даже в момент признания поражения своей партии эта администрация не смогла не продемонстрировать лишний раз своей некомпетентности. Конечно же, самое разумное в сложившейся ситуации – это лишить некомпетентное правительство возможности практически руководить страной. Это, по всей видимости, и будет происходить в ближайшее время.

Да, все это, быть может, и не плохо, если есть, кем такое правительство заменить. Частично процесс принятия жизненно важных для страны решений теперь может взять на себя демократический парламент. Республиканская администрация и демократический парламент – система сдержек и противовесов в стране восстановлена, президент лишен карт-бланша на все, что угодно. Учитывая, что американская государственная система в целом, включая и судебную систему, в значительной степени пришла в негодность, невозможно придумать для США лучшего варианта, чем та ситуация, которая практически сложилась. Следовательно, и беспокоиться не о чем?..

Было бы не о чем беспокоиться, если бы все действительно пошло так, как описано. Но пойдет ведь все по-другому.

Что такое Демократическая партия США? – Это политическая партия. А что такое политическая партия? – А это такой вид материи, основной и единственной формой существования которой является борьба за власть. Когда партия в оппозиции, она борется за приход к власти. Когда партия у власти, она борется за удержание власти. И никакого иного содержания у этого вида материи нет. Демократическая партия с 1994 года была в оппозиции и боролась за приход к власти. Теперь она к власти пришла, и, следовательно, задача выполнена? – Вовсе нет.

Еще год назад The New York Times писала о том, что контролируя парламент с 1994 года Республиканская партия создала целую систему не допуска демократов к власти когда-либо в будущем. Система эта, как отмечает издание, оказалась чрезвычайно эффективной, и единственное, что не учли республиканцы – это электорат, который своими голосами способен на ближайших (уже состоявшихся) парламентских выборах привести к власти демократов. Выборы, как мы видим, демократов к власти привели. Однако это ведь не на всегда. Сегодня американцы отдали предпочтение демократам, а завтра вполне могут вновь проголосовать за республиканцев. И опять все лоббирующие институты, как и рабочие места в политических структурах окажутся закрытыми для демократов. Таким образом, приход демократов к власти можно назвать состоявшимся лишь после того, как им (демократам) удастся демонтировать систему монополизации власти, созданную республиканцами. А для этого то большинство, которого демократам удалось добиться в Сенате, недостаточно. Следовательно, направление главного удара для Демократической партии теперь на развитие успеха в 2008 году. На это, скорее всего, и будут направлены основные усилия демократов в течение этих двух лет. Косвенно это подтверждается заявлением той же Нэнси Пелоси о том, что импичмент Буша не рассматривается в настоящий момент в качестве первоочередной задачи.

Действительно, импичмент – это некое подведение черты. Президент признан несостоятельным и отстранен от власти. Дальше логически должны следовать конструктивные решения новой власти по реальному выведению страны из того негатива, в который эта администрация страну ввела. Демократическая оппозиция очень грамотно и справедливо вела критику действий нынешней администрации. Однако можете ли вы вспомнить хоть одно конструктивное предложение по исправлению создавшейся ситуации, исходящее из демократического лагеря? – Ни одного. Чего стоит лишь главное программное заявление демократов о намерении добиваться немедленного вывода американских войск из Ирака. Разве это можно назвать конструктивным предложением. Да, война в Ираке было ошибкой. Да, эта война проиграна. Однако пока американские оккупационные войска продолжают оставаться на своих позициях, Америка, как бы, не снимает с себя ответственность за содеянное. Если же США немедленно выведут войска из Ирака, на Америку в полной мере ложится вина за введение в хаос центральной территории Ближнего Востока и дестабилизацию обстановки во всем регионе в целом. После такого шага США вряд ли удастся восстановить свой международный авторитет в обозримом будущем. А ведь именно эта идея является главной программной мыслью демократов!

Кроме того, что демократический лагерь не представил до настоящего момента каких-либо заслуживающих серьезного внимания конструктивных предложений по исправлению ситуации, демократам еще и не до того, чтобы заниматься интересами государства. Их задача – развить успех по приходу к власти и ее удержанию. Понятно, что в такой ситуации импичмент Буша им не вполне удобен. Куда выгоднее выглядит сохранение на своей должности несостоятельного президента, чью несостоятельность можно продолжать использовать для дискредитации республиканцев в глазах электората с расчетом на выборы 2008 года. При помощи такого "мальчика для битья" отобрать у республиканцев еще несколько мест в Сенате и провести демократического кандидата в президенты много легче, чем сделать то же самое при помощи реальных конструктивных реформ, которые еще придумать надо.

А дальнейшая дискредитация республиканцев в глазах электората при помощи "избиения" Буша в настоящий момент действительно нетрудно. Собственно, сам Буша демократам в этом и помог, причем вовсе не только своими неудачами в Ираке. Вот, например, что происходит с рядом инициатив действующего президента, проведенными им в жизнь при попустительстве марионеточного парламента:

В настоящий момент Верховный Суд США рассматривает конституционность закона о запрете абортов на поздних сроках беременности. У стен Верховного Суда действует постоянный митинг, на котором противники запрета наряду с другими используют и лозунги в духе – прочь церковные нормы из светского законодательства! Вполне, как можно видеть, политический лозунг, имеющий отношение не исключительно к запрету на аборты, но к законодательной политике Буша в целом.

Другой пример. Не далее, как 19 мая 2006 года Сенатом США английский язык был официально утвержден в качестве государственного. При этом формулировка закона трактует понятие государственного языка не просто в качестве языка, на котором издаются правительственные документы, но как "общий и объединяющий" язык страны. Как мы помним, эта законодательная инициатива была проявлена президентом Бушем в ответ на попытку исполнения государственного гимна США на испанском языке, которая вызвала возмущение президента. И вот теперь, во время выборов, состоявшихся 7 ноября большинство избирателей штата Аризона проголосовали за признание испанского языка вторым государственным языком штата. Ну, и какова при этом цена закона, принятого парламентом страны, если на уровне штата на этот закон можно не просто не обращать внимания, но электорат решил практически воспользоваться этим правом – не обращать внимания.

Если в случае с запретом на аборты возмущение людей вызвано навязыванием церковных законов христианскими фундаменталистами, то в вопросе с испанским языком акт неповиновения населения вызван откровенной глупостью законопректа, принятого республиканским Сенатом. Когда речь идет о языке официальных государственных документов, то таким языком можно назначить любой, в зависимости от того, насколько важно понимание этих документов большинством населения. Когда же речь идет о языке, который хотя видеть "общим и объединяющим", то еще в 19-м столетии было строго научно установлено, что языком общения может быть лишь язык, на котором в качестве родного говорит большинство населения данной территории. Даже большевики этот факт хорошо знали, и в СССР, как мы все помним, русский язык никогда не объявлялся всеобщим государственным, а обтекаемо назывался языком межнационального общения. Нельзя заставить русских общаться между собой по-английски. Так же нельзя заставить мексиканцев общаться между собой иначе, чем по-испански. Для Америки соблюдение данного принципа еще важнее, чем это было для СССР. США – это страна капитализма, причем с монетарной экономической моделью. Люди – это рынок. Рынок американский перенасыщен продуктом, в следствии чего продать труднее, нежели купить. Если хочешь продать, будешь играть по правилам покупателя. Если покупатель не понимает преимуществ товара по-английски, ему предложат этот товар на родном языке, что и происходит в Америке. То же касается и государственных документов и процедур, касающихся работы с населением. В ряде штатов иммиграционные документы можно заполнить по-испански, в ряде мест экзамен на водительские права можно сдать по-русски. Все зависит от реального количества людей, говорящих на том или ином языке. Искусственно эту ситуацию изменить невозможно. Впрочем, было и такое. В нацистских концлагерях заключенных заставляли говорить исключительно по-немецки... Естественно, что законодательные нормы, подобные тому, что американский Сенат принял в мае 2006 года, являются психологическим насилием над гражданским населением и прибавить действующей администрации поддержки никак не могут. Напротив, подобными действиями администрация вызывает лишь раздражение и желание противостоять. Именно такой пример мы и наблюдаем в Аризоне.

С другой стороны, обращает на себя внимание и реакция общественно активных людей и организаций непосредственно после победы демократов. Упомянутые лозунги у стен Верховного Суда появились на следующий день после выборов. А что мешало выйти с теми же требованиями раньше, Америка ведь страна свободная со свободой слова... Так же, на следующий день после выборов руководство компании Google вышло с заявлением о том, что компания будет сознательно чинить препятствия действующей администрации в вопросе предоставления спецслужбам информации о пользователях Интернет-поисковика. И тот же вопрос – а почему раньше такого заявления не делалось, ведь требование подобной информации само по себе является противозаконным? Почему же лишь теперь, когда победили демократы? Боялись? – Да, именно боялись. Эти факты как раз и показывают, что когда парламентская, исполнительная и частично судебная власти были в руках республиканцев, администрация имела возможность безнаказанно нарушать законы и чинить откровенный произвол в самых разных областях политической и общественной жизни Америки. И еще эти факты показывают, до какой же степени "достал" Буш американцев своими инициативами и преобразованиями. Конечно же, при таких условиях Буш и его администрация становятся весьма удобным инструментом для дальнейшей дискредитации Республиканской партии, поскольку самые различные слои населения готовы такую кампанию поддержать с нескрываемым удовольствием. Не секрет, что ни за что другое люди не мстят так жестоко, как за собственное унижение.

Ну, и, наконец, о делах в Ираке.

Сколько усилий потратила команда Буша на то, чтобы подтолкнуть иракский суд к смертному приговору бывшему диктатору, и столько же на то, чтобы подогнать вынесение этого приговора ко дню выборов. Рассчитывали, что это событие радикально развернет избирателя лицом к республиканцам. Однако не сработало. То есть, не сработало так, как это хотелось вашингтонским полит. технологам. Но сработало в прямо противоположном направлении. То, что иракские сунниты этот приговор осудили – это понятно. Но ведь и Евросоюз выступил с критикой такого решения. А Ватикан и вовсе назвал его преступным. Главный аргумент Евросоюза – неприятие смертной казни как таковой. Аргумент Ватикана – нельзя наказывать одно преступление другим.

Однако аргументы эти – лишь официальная вывеска. Истинная причина того, что и Ватикан, и Евросоюз отказали США в поддержке по этому вопросу в другом. Буш запланировал суд над Саддамом Хусейном в качестве некоего аналога Нюрнбергского процесса. Что ж, диктатор, применивший против собственного населения оружие массового уничтожения, вполне заслуживает самого сурового приговора, вынесенного международным трибуналом вроде Нюрнбергского. Но ведь нового Нюрнбергского процесса не получилось. Получилась уродливая карикатура на такой трибунал. И все потому, что под слишком очевидным давлением США этот суд проходил. Потому, что слишком очевидно администрация Буша использовала этот процесс в узких политических интересах своей партии. Потому, что слишком вопиющи оказались юридические и процессуальные нарушения в ходе этого процесса. Кроме того, Нюрнбергский процесс проходил под организацией тех стран, которые изгоняли агрессора со своих территорий. Багдадский же процесс проходил под давлением самого агрессора, в результате вторжения которого, в Ираке погибло больше мирных жителей, чем было уничтожено самим диктатором. Подобный суд в принципе не может быть справедливым, поскольку справедливое правосудие в таких обстоятельствах возможно лишь в том случае, если в итоге его работы на виселице будет болтаться не один Саддам, а оба... Но это одна сторона проблемы. Есть еще и другая...

Казнь Хусейна для Ирака – это не торжество справедливости, а политическая победа шиитов над суннитами. Для шиитов это сигнал к наступлению на шиитов. А для суннитов это сигнал к наступлению на шиитов, чтобы отстоять свое место под солнцем. Таким образом, казнь Хусейна – это сигнал обеим противостоящим сторонам к началу полномасштабной гражданской войны, исход которой и продолжительность которой...

Суннитов по количеству в Ираке меньше, чем шиитов. Однако это именно та часть населения, которая составляла силовые структуры, включая армию, и чиновничество. Это люди обученные воевать и умеющие воевать. Это люди, располагающие складами вооружений, созданных по приказу Хусейна еще до вторжения США, и которые в полном объеме американским военным обнаружить и ликвидировать так и не удалось. Шииты не столь обучены воевать и, следовательно, владеют этим искусством в меньшей степени, нежели сунниты. Шииты не располагают оружейными тайниками и вынуждены полагаться на поставки оружия извне, носящие в существенной степени случайный характер. Однако шиитов в Ираке значительно больше по количеству, чем суннитов. Таким образом, можно считать, что силы примерно равны. А что бывает, когда начинается гражданская война между равными по силам противниками? – Такая война длится десятилетиями, унося жизни сотен тысяч мирных граждан. Вот такую еще проблему создал себе Белый Дом перед самыми выборами в Конгресс.

И что, можно предположить, что Демократическая партия упустит случай использовать подобную ситуацию в своих партийных интересах? Вряд ли. Следовательно, вполне может так случиться, что главные силы этой политической партии окажутся направленными не на созидательную деятельность в интересах Америки и американцев, а в направлении разрушения политических институтов, поддерживающих жизнеспособность республиканцев...

Обратная связь